Артем Токарев
криминолог
/ Медиа

Опасность подражания

«Предотвращение появления синдрома Вертера - серии суицидов, вызванных публикациями в масс-медиа, является общей задачей общества и государства, при этом рекомендации Всемирной организации здравоохранения дают хорошую базу для такой работы»

Почти 250 лет назад Иоганн Вольфганг Гете написал роман «Страдания юного Вертера», в котором из-за трагической любви главный герой совершает суицид. Книга оказалась настолько популярной, что по Европе прокатилась волна самоубийств молодых людей, подражавших ее персонажу. Чтобы ограничить влияние романа на читателей, власти разных стран даже запрещали его. Проблема распространения деструктивной информации особенно актуальна сейчас, в эпоху быстрого развития инфокоммуникационных технологий. Об этом рассказал RSpectr криминолог Артем Токарев.



RSpectr: Как вы считаете, насколько актуален вопрос о необходимости ограничения распространения суицидального контента в Сети? Почему именно последние годы государство уделяет так много внимания этой теме?

Артем Токарев (А. Т.): Я бы перешел от термина «суицидальный» к термину «суицидогенный». Первый относится к поведению, а в случае с контентом речь идет, как мне кажется, о способности информации порождать определенные действия.

Что же касается актуальности, то здесь вопрос очевидный. Развитие «цифры» приводит к постоянному росту скорости передачи информации, кроме этого, увеличивается количество пользователей коммуникационных технологий. На недавней конференции РИФ было заявлено, что число россиян, которые в течение месяца выходят в интернет, по состоянию на зиму 2018 года, достигло 90 млн человек. А это 73% населения страны старше 12 лет.

Распространяться, как известно, может любая информация, в том числе и способная формировать суицидальные намерения.

О масштабах «эпидемии» суицидального поведения (кстати, французский социолог Эмиль Дюркгейм часто использовал этот термин) можно судить по статистике последних лет Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Согласно этим данным,

самоубийство стоит на втором месте среди причин смерти у молодых людей в возрасте от 15 до 29 лет в мире


RSpectr: Есть ли научно подтвержденные аргументы, что информация о способах самоубийства и призывов к ним оказывает влияние на психологическое состояние пользователей, в том числе несовершеннолетних? И как можно охарактеризовать это воздействие?

А. Т.: Если совсем кратко, то начнем с упомянутого выше Эмиля Дюркгейма. Он, среди прочего, интересовался природой подражания при суицидальном поведении. Например, в сочинении «Самоубийство. Социологический этюд» он описал несколько «эпидемий», объединенных одним и тем же способом и местом.

На современном этапе эти вопросы зачастую связывают с так называемым синдромом Вертера. Собственно, название отсылает нас к известному произведению немецкого писателя Иоганна Вольфганга Гете «Страдания юного Вертера», увидевшему свет в последней четверти XVIII века. Считается, что оно породило волну подражаний в странах Старого Света, после чего сочинение стали запрещать то тут, то там.

Спустя почти два века после появления романа – в 70-х годах прошлого столетия – американский ученый Дэвид Филлипс выявил эффект, который и назвал синдромом Вертера. Он описал случаи, когда информация о самоубийствах, растиражированная в СМИ, может в определенных обстоятельствах привести к появлению подражаний.

Один из ярких примеров развития синдрома Вертера – волна подражаний после ухода Мэрилин Монро. Открытым остается вопрос о его проявлении после самоубийства Курта Кобейна. Дело в том, что это, пожалуй, был первый случай, когда предпринимались шаги для недопущения «эпидемии». С одной стороны – очень корректное освещение случившегося в СМИ, с другой – выступление гражданской жены музыканта, которая зачитала его предсмертную записку и, обратившись к аудитории, заметила, что такой уход из жизни – не способ решать проблемы.

Ряд экспертов утверждает, что именно постоянным ажиотажным вниманием СМИ было вызвано множество суицидов в Венском метро в 80-е годы

Если говорить о научно-практическом уровне, то речь идет о рекомендациях для медиа, изданных Всемирной организацией здравоохранения. Над брошюрой работали ВОЗ и Международная ассоциация по предупреждению самоубийств. Первый вариант документа вышел в свет еще в начале нулевых.

В настоящий момент на сайте ВОЗ в публичном доступе размещено издание 2017 года. Документ построен максимально удобно для читателя. Сперва приводится шесть пунктов, о которых рекомендуется помнить при освещении подобных эпизодов, а после – шесть вещей, которые делать не рекомендуется. Эти пункты очень просты.

ВОЗ предлагает публиковать информацию о том, где можно получить помощь, и рассказывать, как преодолевать подобные мысли. Кроме этого, организация советует быть очень осторожными при освещении инцидентов с участием известных лиц, а также предельно корректно общаться с родственниками и друзьями погибшего.

Теперь о том, чего ВОЗ не рекомендует делать. Не стоит выкладывать новости о подобных фактах на самые заметные места, использовать «сенсационные заголовки» и бесконечно их повторять. Следует избегать употребления слов, представляющих подобное поведение как норму или конструктивный способ решения проблемы.

Кроме этого, ВОЗ предостерегает от описания того, как и где произошел инцидент. Призывает не выкладывать фото или видео с места происшествия, а также не публиковать ссылки на страницы погибших в соцсетях или предсмертные записки.


RSpectr: Некоторое время назад общество было взбудоражено сообщениями о «группах смерти» в социальных сетях. Эта история раздута СМИ или действительно есть пострадавшие? В чем состоит мотивация людей, создающих такие группы?

А. Т.: Данная проблема действительно стояла достаточно остро. Долгое время, несмотря на совместные усилия уполномоченных органов и интернет-сообществ, наблюдался рост таких групп.

Стоит отметить, что подавляющий объем данного контента распространяется в соцсетях, а сообщества были объединены не только тематикой, но и особым сленгом.

Активность рассматриваемых пабликов оставалась относительно высокой весной 2017 года. Летом она медленно снижалась, а к концу года свелась к единичным постам или сообщениям на личных страницах или в сообществах депрессивной направленности. Интерес к таким группам падает, так как это уже «не модно».

Что касается мотивации «кураторов» и создателей таких групп, то спектр причин может быть чрезвычайно широк: от желания получить быструю популярность и поучаствовать в хайпе до жажды власти и прибыли.


RSpectr: Кто занимается экспертизой контента? Какую подготовку проходят специалисты?

А. Т.: Стоит сразу отметить, что административное решение о признании материала запрещенным к распространению в интернете по причине того, что он содержит информацию о способе или призыв к суициду, принимает должностное лицо соответствующего ведомства, в зависимости от организационной формы электронного ресурса, на котором он был опубликован.

В свою очередь эти решения основаны на заключениях экспертов и независимых специалистов. Они должны обладать опытом и достаточной компетенцией в сфере психологии, лингвистики, культурологии и иных областях в соответствии с типом изучаемого контента, его вербальными, изобразительными и иными характеристиками. Обязательным условием является профильное высшее образование; в некоторых случаях нужны дополнительные допуски и квалификации, а также опыт работы по специальности.

Кроме того, компетентный эксперт должен знать профильные нормативные акты и руководствоваться современными методиками оценки материалов.


RSpectr: По каким критериям эксперты определяют, что информация является, согласно Вашей терминологии, суицидогенной? Есть ли разработанные и утвержденные методики?

А. Т.: Законодательством РФ устанавливается запрет на распространение в интернете информации о способах совершения самоубийства и призывов к подобным действиям. Профильными ведомствами – Роскомнадзором и Роспотребнадзором – согласованы и уточняются соответствующие критерии. Они утверждены нормативно-правовым актом и определяют основания для признания материала содержащим способ или призыв к суициду (Приказы Роскомнадзора № 84, МВД России № 292, Роспотребнадзора № 351, ФНС России ММВ-7-2/461-С).

Среди критериев:

  • наличие указания на самоубийство как на способ решения проблемы;
  • наличие побуждающих к совершению самоубийства аргументов, включающих утверждения (суждения), способные склонить к принятию решения о совершении суицида;
  • наличие информации о совокупности необходимых для самоубийства условий (выбор места, времени, способа, иные подготовительные действия, которые необходимо совершить).

На основе этих критериев, а также практического экспертного опыта формируются и утверждаются методики, используемые специалистами при подготовке заключения по тому или иному материалу.


RSpectr: В Сети часто встречаются шуточные перечни способов самоубийства. Как относиться к такому контенту и следует ли его блокировать?

А. Т.: Прежде всего стоит разобраться с категорией «шуточности». Это соотносится с чувством юмора, которое является крайне субъективным. С другой стороны, здравый смысл подсказывает, что к оценке любого контента необходимо подходить как с позиции изучения формального соответствия установленным критериями и нормам, так и учитывая второстепенные факторы, такие как социальная опасность и реальная воспроизводимость результатов, целевая аудитория материала и восприимчивость реципиентов различных возрастов. В том числе и для этого пишутся методические рекомендации – чтобы исключать явную бессмыслицу в рамках установленного законом порядка.


RSpectr: Кто, помимо уполномоченных органов, должен участвовать в работе по ограничению распространения такого контента? Какие советы или рекомендации вы можете дать пользователям (родителям, детям, подросткам), которые сталкиваются с подобной информацией?

А. Т.: В этой работе должны участвовать администрации крупных социальных сетей, таких как «ВКонтакте», Instagram, Facebook, Twitter, а также форумов. Они должны оперативно реагировать на появление такого контента и ограничивать к нему доступ.

Для разработки стратегии по ограничению распространения и профилактике появления контента необходимо привлекать различных специалистов – психологов, педагогов, медицинских и социальных работников, а также представителей заинтересованных общественных объединений

У пользователей, которые сталкиваются с таким контентом, есть возможность обратиться в Роскомнадзор, оставив соответствующую заявку на официальном сайте.

Родителям же можно посоветовать тщательно следить за любым изменением в поведении ребенка, обращать внимание на его пассивность или задумчивость. Важно наладить контакт и уметь разговаривать с детьми, понимать их, избегая авторитаризма в отношениях. Подросткам, в свою очередь, можно порекомендовать в поисках решения проблем обращаться к родителям, социальным работникам, психологам.

СПРАВКА

Артем Токарев
криминолог, кандидат юридических наук

Высшее образование получил в МГЮА имени О.Е. Кутафина по специальности «криминология».
Защитил диссертацию по теме «Роль СМИ в предупреждении преступности».
С 2008 года работает в сфере массмедиа

Фото: А. Токарев.